Ramon_Rodriguez_Rodriguez_Furnature_Maker_1

В то время, когда Google сделал доступным любой уголок пространства и любую информацию в любой момент времени, люди все больше интересуются точкой. И чем меньше точка, тем больший интерес она способна вызвать.

Так сложилось, что история фотографии — это во многом ее приближение ко все более интимным территориям личности. Побывав на Кубе в 2006 году, я хорошо представлял себе разные города и общий ритм их жизни, и теперь мне казалось важным вернуться туда, чтобы ограничить себя пределами Гаваны и заглянуть в малые пространства отдельных людей. Мне было важно сделать это сейчас, когда многие на Кубе не только говорят о неких грядущих переменах, но точно не представляют себе, что именно изменится и будут ли эти перемены со знаком плюс или минус — хотя и на этот вопрос можно дать весьма различные ответы.

Вообще говоря, с точки зрения фотографа время всегда несет с собой знак минус, поскольку постепенно стирает то, что когда-то было объектом съемки. Фотография не может ничего сохранить, но может помочь нам запомнить. В моем случае — запомнить меняющиеся личные уголки Гаваны. Так появилась идея гаванских «Портретов по дороге»: каждый день я прокладывал по Гаване ориентировочный маршрут и по дороге знакомился с людьми на улице. Иногда Хозефина, у которой мы жили, сводила нас со своими соседями.

Гавана — это постоянное движение, которое подчеркивается и цветом, даже в сравнительно статичном кадре. Благодаря тому, что жизнь здесь проходит при открытых окнах и дверях, большинство портретов снято на улице или в двух шагах от нее — и в этом смысле тоже on the road. Моей задачей было сделать портрет человека в его среде, после чего отыскать характерную деталь, которая должна составить пару с портретом и дополнить его. Иногда это была деталь, не вошедшая в первый кадр, иногда предметы появлялись в двух кадрах под разными ракурсами. Порой я использовал иллюзию приближения, показывая во втором кадре более крупным планом предметы, уже снятые в первом, и так далее. Все это служит для создания эффекта разглядывания и помогает зрителю попасть «в гости» к каждому и визуально ощупать пространство.

В интерьерных портретах отыскать «говорящий» фрагмент сравнительно легко, на улице выбрать частную деталь в общем — непросто. Я пытался охватить как можно больше разных профессий и занятий, и у каждого спрашивал имя, стараясь снимать личность, а не типаж.

Кроме того, в «Портретах по дороге», разумеется, есть намек и на другое on the road, другую дорогу — ту, в которой находится фотограф, работая над любой темой.

Галерея «Гавана: портреты по дороге»

Метки: , ,

DO4B1859

Однажды Дмитрий Пиркулов пригласил меня на аэродром, где он собирался полетать на самолете, а я мог бы увидеть, как это делается. Почему-то мне стало любопытно, и мы поехали.

Дима улетел, но, как Карлсон, обещал вернуться, а я, потеряв его из виду, занялся разглядыванием двух старых недвижимых Ан-2, а точнее, следов времени на их краске.

Самолеты были неоднократно перекрашены, слои краски трескались, каждый в своем ритме, и на поверхности образовывались хитрые узоры, которые были особенно эффектны в косых солнечных лучах.

Изучая поверхность с помощью макрообъектива, я понял, что это мир других размеров. Условно я назвал его миром муравья. Как я не могу увидеть округлость Земли, стоя на ней, так мне не дано увидеть эти трещины и переливы цветов на старой краске, если я буду разглядывать самолет в целом. Бесконечно большое и бесконечно малое весьма далеки от нас.

А потом прилетел Дима, и мы пошли обедать.

Галерея «Самолеты Макро»

Метки: ,

06

Случайные портреты, случайные детали

Самый интересный для меня объект съемки – люди и их окружение, их среда. Не один год я фотографировал людей в разных странах: на улице, в домах, монастырях, на рынках – всех мест не перечислишь…

Меня интересует не только сам человек – личность, характер, лицо, взгляд и фигура, но и его среда обитания, обстановка, окружающие предметы. Это любопытство объясняется просто: люди притягивают, поскольку они чрезвычайно быстро меняются и довольно быстро уходят. Быстро – разумеется, в масштабах истории и возможной жизни фотографического отпечатка, но, порой, и в рамках жизни человеческой.

Вслед за людьми неизбежно исчезает их микромир, в котором они чувствовали себя уютно или к которому привыкли за годы. Иногда они теряют какую-то его часть еще при жизни.

Фотография не в состоянии сохранить объект съемки, но может помочь его запомнить. В этом – но не только! – можно увидеть суть работы фотографа, если опустить технические моменты и чисто графическую составляющую. На фотографии перед нами всегда – конкретный человек. Вместе с тем, у не знакомых с ним зрителей он ассоциируется с определенным типом и попадает в какую-то категорию – как чисто зрительно, так и, возможно, “по смыслу” ситуации. Таким образом, фотограф может работать, а зритель наблюдать на двух уровнях – первого впечатления и уточняющей подписи.

В Хабаровске я фотографировал людей разного рода занятий, различного возраста. С кем-то встретился сам, со многими пересекся через знакомых. Ни от одной встречи не отказался и, что примечательно, ни в одной не разочаровался.

По сути, все представленные в этом материале портреты, как и увиденные детали – случайны. Они не снимались по определенной программе, а встреченные люди тоже могли быть другими и выбрать для съемки другое место.

Однажды вечером меня поразило ощущение, что в течение одного дня я посещаю уголки настолько разных миров, которые в рамках одного города вряд ли когда-либо соприкоснутся. Иногда эти случайные пространства казались мне абсолютно непохожими друг на друга, но вдруг между какими-то из них мелькали неожиданные связи…

Галерея «Хабаровск, портреты, 2011»

Метки: ,